Вторая часть интервью с Тайсом де Грау (Thijs de Graauw) — заместителем руководителя проекта «Миллиметрон», директором обсерватории ALMA (2008-2013), одним из разработчиков спектрометра высокого разрешения HIFI (Heterodyne Instrument for the Far-Infrared) для космического аппарата Herschel.



Вы помните, кем хотели стать в детстве?

— Когда мне было пять лет, я хотел стать моряком.

Серьёзно? Почему?

— Потому что тогда бы путешествовал по миру, видел бы много всего интересного. Я хотел быть первооткрывателем.

А позднее, в более осознанном возрасте?

— Позже — физиком. Я интересовался астрономией. Когда мне было 13—14 лет, я жил в небольшой деревне. Там один местный житель выписывал журнал по любительской астрономии, он назывался "Sky and atmosphere". В нём обсуждались вопросы и астрономии, и метеорологии. Так вот, ко мне как-то попала его копия, и я начал читать об астрономии. Я был очень любопытен и хотел понять, как устроен окружающий нас мир. Позже был университет города Утрехт. Это в центре Нидерландов в 40 км от Амстердама, очень древний университет.


Академический корпус Утрехского университета


Можете вспомнить, что повлияло на ваше становление как учёного, или кто повлиял?

— Я уехал в Утрехт изучать физику. А в то время было так заведено, что если ты хочешь изучать физику, ты должен изучать ещё и математику или какой-нибудь другой предмет. Например химию или астрономию. Вот я и выбрал астрономию. И перед тем как начались основные занятия, у нас была неделя вводных уроков, где профессора делали обзоры своих курсов. Одним из них был профессор Минардс. Это был довольно специфичный человек, но он тогда умел делать очень хорошие обзоры. Причём не только по астрономии, но и по физике, метеорологии, и как в целом устроен весь космос, включая биологию. Он был по профессии биолог, но потом стал изучать метеорологию, а позже и астрономию. Так что он был очень разносторонне образованный человек с широким взглядом на науку.

Как Да Винчи?

— Может быть, немного похоже. Гм, а возможно, и не немного... Он был родом из Бельгии, фламандец. Это часть Бельгии. Он активно отстаивал идентичность фламандской части Бельгии. В то время основным языком Бельгии был французский. Так что имело место притеснение, и жители фламандской части, например, не могли получить хорошую работу. Вот такой был сильный и необычный человек.

Как вы стали участником и директором проекта ALMA?

— Это было в 2008 году. Лаборатория, которую я тогда возглавлял, начала разрабатывать новые приёмники для этого проекта. Ранее ALMA существовала в договоре 1998 года между европейскими и американскими учёными. В 2002 присоединились японцы. Формальное соглашение мы заключили в 2003—2004 годах. В 2004 был построен прототип антенны. Они решили вместо 64 антенн построить только 50, иначе получалось слишком дорого. Но всё равно проект выходил гораздо дороже, чем ожидалось в самом начале. У них получилось, что потребуется где-то на 25% больше денег при 20% сокращении антенн. Я тогда тоже участвовал в оценке стоимости в составе главной консультационной комиссии. Так вот в январе 2008 года мне позвонили и предложили поработать в ALMA в качестве временного директора. У них возникли проблемы с бывшим директором, и им срочно пришлось искать нового. Но такой поиск требует времени, вот они и попросили меня поработать у них год. В это время "Гершель" ещё не полетел, мы ожидали запуска, проводили испытание за испытанием. Так что я согласился, сказал "ОК, у меня есть время" . Думал, что всего на год, но после 3-х месяцев я обнаружил, что я наилучшим образом подхожу для этой колоссальной работы. Ведь в прошлом я занимался похожими вещами. Так что я послал своё резюме в выборную комиссию, которая занималась поисками нового директора. Получается, что я подал заявку на должность, которую и так занимал. И они, как ни странно, выбрали меня.


Atacama Large Millimeter Array


Что вам показалось наиболее трудным при работе в таком огромном проекте?

— Может быть, не самая сложная, но очень важная вещь для развития проекта обсерватории — работать сразу со многими задачами. В случае, когда нужно выполнить 10 дел, не говорить себе что-то вроде: "Хорошо, я сейчас сделаю вот эти два, а потом уже возьмусь за остальные". Это как линия фронта. Как военные действия, которые развиваются по всей линии фронта, и тебе нужно двигать весь фронт, а не отдельные его зоны. Это трудно, но очень важно.

С другой стороны, спустя некоторое время, проект стал продвигаться очень медленно. Нам не удалось получить от США финансирование в полном объёме. Дело в том, что Соединённые Штаты, помимо нас, финансируют ещё множество других обсерваторий, которые были огорчены количеством денег, ушедших на ALMA. Они не понимали важность этого проекта, так что нам пришлось работать быстрее. Реально много и как можно быстрее. Работать всем участникам проекта, вот это была настоящая линия фронта. Для этого нужно много энергии, много людей, хороших людей, заинтересованных в успехе проекта. Но это было возможно, и мы справились.

Довольно часто в интервью журналисты задают такой вопрос: как выглядит ваш обычный рабочий день? Я знаю, что вы довольно много путешествуете, применимо ли к вам вообще понятие "обычный день"?

— Вы имеете в виду "обычный день": проснуться, одеться, пойти куда-нибудь? Что я обычно делаю по утрам? Я завтракаю, ок? Обычно ем умеренный вкусный завтрак, читаю утром электронную почту, если интересно. Самое важное в изучении электронной почты это провести сортировку, выбрать тех, кому можно не отвечать. Просто избавиться от всего ненужного.

Может, вы читаете книги?

— Обычно я немного читаю новости. Сейчас довольно весело читать на CNN новости про Трампа. Постоянно новые шутки и сюрпризы, эти журналисты — сумасшедшие. Самое замечательное, что Трамп, этот странный человек, порой говорит правду. У нас в Нидерландах есть такое выражение, что правду говорят дети и дураки. И Трамп тоже довольно часто это делает. Вот, например, он сказал, что медиа — это главный враг человечества. И я думаю, это правда. Даже нападки у прессы довольно глупые, и выбирают они глупые темы. Так что Трамп — это реально ежедневная пища, без него им было бы просто не о чем писать.



Но в разные дни я могу быть в путешествии, или работать над отчётами, или делать что-то, чтобы упорядочить мою электронную почту, то есть у меня нет типичного дня, они все непохожи друг на друга.

Какие задачи современной астрономии вы считаете самыми значимыми для человечества?

— Я думаю, самое важное для человечества, чтобы множество людей, максимально возможное их число наконец осознало, что мы всего лишь маленькая планета в незначительной Солнечной системе в заурядной галактике. Думаю, что с помощью астрономии людям будет проще осознать, насколько вещи относительны. Я думаю, очень важно, чтобы люди осознали, на они не так уж важны и значительны, что мы заперты на этой планете и вынуждены здесь оставаться. И мы должны сделать всё возможное, чтобы сохранить её пригодной для жизни. И не нужно думать, что ты можешь делать всё, что захочешь, что ты такой большой и авторитетный. Эту проблему хорошо видно на примере автомобилистов. Среди них полно людей, хвастающихся количеством литров в моторе, скоростью, размером машины. Здесь и проявляется их эго, но на самом деле они ничто.

И это проблема для дорожного движения.

— Нет, это проблема того человека, который ведёт себя как дурак. Почему они хотят ехать быстрее 100 км/ч? На больших скоростях загрязнение сильно возрастает. Человек должен осознать, что он делает с планетой. И я думаю, что через астрономию люди осознают, насколько велик размер окружающего их пространства, насколько незначительны повседневные пустые разговоры ни о чём. Люди ведут себя так, словно они пошли на рок-концерт в футболке, и внезапно пошёл дождь. Теперь они простудились и сокрушаются, что нужно было бы узнать прогноз погоды. Ты должен пользоваться головой, ведь природа может быть очень опасна. Я думаю, очень важно, чтобы люди поняли...

Осознали своё место во вселенной?

— Да. Нужно быть более скромными. Человечество должно выжить.



Представьте начинающего астронома. Какое направление в современной астрофизике вы предложили бы ему выбрать?

— Я бы не хотел предлагать конкретное направление. Позвольте привести пример. Я провёл годы, изучая физику, математику и астрономию. Сдал экзамены, некоторое время был на военной службе, но когда вернулся в науку, я был уверен, что хочу заниматься теоретической астрономией. У меня было хорошо с математикой, и, казалось, я мог бы быстрее раскрыть тайны вселенной с помощью теоретических изысканий, нежели экспериментами. Но оказалось, что мне предстоит ещё 5 раз в месяц проходить практику в пяти департаментах. Это были теоретическая астрономия, звёздная астрономия, Солнце, радиоастрономия и лаборатория экспериментальной астрономии. И я 5 раз в месяц ходил на эти занятия. Некоторые курсы утром, другие во второй половине дня. И после 5 месяцев я вдруг понял, что эта работа и инструментарий мне совсем не нравятся. По физике нам необходимо было пройти практический курс, и это было ужасно. Лабораторные занятия оказались очень скучными. Позднее я понял, что это всё из-за того, что курсы были продуманы крайне бестолково. Дело не в студентах, а в лаборатории, проводившей эти занятия. Мне захотелось этот процесс как-то улучшить, хотя бы написать инструкцию к одному из лабораторных приборов. И вот после этих 5 месяцев, занимаясь описанием прибора, я вдруг понял, что лабораторные инструменты — это практическая реализация теоретических знаний, где есть возможность всё измерить, получить профиль спектра и так далее. Эксперимент, например, покажет точное количество фотонов. И я тогда не знал, что я стану хорошим экспериментатором и придумаю много новых вещей. Оказалось, что мне это нравится. Об этом и правда трудно узнать, пока ты не узнаешь себя очень хорошо. Для меня это было открытие. И я понял, что делать. В астрономии есть много возможностей реализовать себя. Одним нравится теория, другие любят наблюдения, третьим нравится создавать приборы для наблюдений, а кто-то любит обрабатывать результаты наблюдений с помощью компьютерных программ, разрабатывать более точные модели и точнее анализировать данные. Я встречал людей, которые настолько хороши в компьютерах, что могут почти мгновенно разобраться и помочь тебе в анализе больших данных.Ты можешь примерить на себя разные роли, решить, что тебе нравится больше. Нельзя просто сказать: ок, вот это моё. Нужно понять, какой вид деятельности тебе нравится больше.

Попробовать всё?

— Ты быстро поймёшь, что тебе подходит. Сначала нужно быть открытым ко всему, прежде чем делать выбор.